Вторник, 21.11.2017, 16:34
Приветствую Вас Друг | RSS

Very Important Dance

Каталог статей

Главная » Статьи » Интервью

Интервью: Roma Pafos
Алина Секвенция: Диджей Рома Pafos появился на PROMODJ одним из первых, благодаря сайтуо лейбле MediaDrive узнали многие диджеи и музыканты. Я попросила Романа рассказать, как он оказался в клубной индустрии, как появился его лейбл, и какие перспективы он видит в развитии российской электронной сцены.

Как случилось, что ты оказался в клубной индустрии?

С музыкой я жил всегда. Она сопровождала меня повсюду даже в те времена, когда я не представлял себе, что такое дискжокей и диджейская культура — был просто меломаном. Происходило это в середине 90-х: музыка повсеместно играла на кассетах; первые виниловые пластинки с танцевальной музыкой только-только начинали появляться.

Отправным моментом моего погружения в клубную сферу стало развитие компьютерных технологий. Благодаря родителям в 1992 году у меня — у одного из первых — появился компьютер. Неизбежно это повлияло на мое окружение — в нем появились люди на пару десятков лет старше, но на разницу в возрасте никто не обращал внимания, интересы-то были общие. Именно тогда наблюдал за первыми попытками синтеза звука, дальше уже сам стал осваивать первые Фаст-трекеры, мультидорожечные системы в компьютерах тогда работали исключительно с MIDI, и я пытался на слух музицировать. Надо сказать, что классического музыкального образования у меня не было. С появлением первого Кейкволка освоил эту программу до уровня, позволяющего работать с мелодиями и ремиксами, делать ролики для радиоэфира. После окончания школы оказался в команде людей, которые создавали клуб во Пскове — город, в котором я родился и жил до определенного момента. Тогда же у одного из моих приятелей появился комплект из микшера и проигрывателей винила Technics 1210 — в то время колоссально дорогое удовольствие.

Соединив имеющееся оборудование, организовали с ним первую музыкальную студию. После кризиса 98-го года с клубом пришлось проститься и зарабатывать на жизнь самостоятельно. Перепробовал и перезанимался всем, что касалось работы на компьютере от дизайна до коммерческих полиграфических заказов. С первых крупных прибылей приобрел домой комплект диджейского оборудования — пульт Allien&Heat Xone 92, проигрыватели Pioneer CDJ-1000, Technics 1210, и стал активно покупать виниловые пластинки. Кстати говоря, с тех пор у меня сохранилась неплохая коллекция. Только вот к занятию музыкой у меня уже был иной подход.

В чем же он заключался?

Обычно диджеи приходят работать в клуб резидентами и вынуждены вписываться в четко заданные клубной администрацией форматы. Это довольно быстро убивает творческий подход, да и в целом желание творить. Мне, будучи свободным от штампов и обязательств, было легко двигаться в интересном, прежде всего для самого себя, направлении. Не могу сказать, что мои поиски были разножанровыми, основным всегда оставался хаус. На различных этапах ему было присуще разное звучание, вот именно в этих вариациях я и развивался.

А как развивалось собственное творчество?

Неизбежно столкнулся с проблемой отсутствия музыкального образования, когда начал писал свою музыку. Нужно было кого-то привлекать для записи партий клавишных или формировать уже музыкальный коллектив. И была создана первая команда, приобретено оборудование, которое на тот момент отвечало самым высоким требованиям по звучанию. Начали писать. Недостаток знаний, конечно, сказывался, но все равно продолжали и даже выпускались.

Где выпускались?

Через питерские компании, обладавшие сетками дистрибьюции. Как раз тогда и созрела идея создать собственный лейбл. В этот период начала возникать серьезная индустрия цифровой продажи музыки — это и определило вектор моего дальнейшего движения.

А что именно подтолкнуло создать свой лейбл? Тебя не устраивало, что выпускали другие лейблы, или не устраивал процесс издания своего творчества у других?

Удивляло общее пессимистическое отношение к возможности существования серьезного российского лейбла. Ведь в России делают хороший музыкальный материал, умеют писать и записывать, но почему-то продолжают раболепно считать, что «на западе лучше, чем у нас». Для себя я это объясняю узким кругозором и отсутствием опыта общения с западными коллегами, потому как только в результате такого общения начинаешь понимать, что успешность лейбла зависит от грамотного менеджмента и инвестиций, а не от географической прописки.

Beatport, когда появился, вызвал фурор и приобрел статус недоступного для российских музыкантов. Мне же сразу стали интересны механизмы его работы. Как раз в то время я жил в одной из прибалтийских стран и общался с теми, кто занимался онлайн-продажами. Несмотря на то, что это были другие музыкальные сегменты, инструментарий работы стал для меня прост и понятен уже тогда, когда в Москве на эту тему начинали только размышлять. Примерно в одно и то же время родился мой диджейский псевдоним, и была подготовлена база для создания лейбла: оборудована студия, накоплены знания и ключевые наработки. Начал искать музыкантов, в том числе на только что появившемся PROMODJ. Первые треки, вышедшие на MediaDrive, были найдены именно на этом ресурсе. Сначала сталкивался со скепсисом в отношении лейбла — говорили, что ничего у нас не получится, никакого Битпорта вам не светит и тому подобное. Лейбл, несмотря ни на что, развивался, стоит отметить, не без дополнительного финансирования, но я же сознательно инвестировал в развитие своей идеи.

Лейблом ты занимался один или сразу появилась команда?

Первое время организационные вопросы решал самостоятельно, был еще помощник по отбору материала, дизайнер и специалист по мастерингу. Не обошлось и без привлечения юриста для создания договорной базы и внутренней документации. Когда все только начиналось, расходы были колоссальными, и я порой просто не понимал, что это вообще за индустрия, которая съедает столько денег и не приносит никакой прибыли.

А велась ли какая-то работа по промоушну, рекламной поддержке релизов?

Чтобы не изобретать велосипед смотрели на успешные примеры, в том числе крупных мировых компаний. Необходимо было создать максимально широкую дистрибьютерскую сетку, что в итоге и удалось. Реклама осуществлялась через канадские промо-компании и порталы. Уже тогда начал понимать, что реклама в мировом масштабе — это деньги совершенно другого уровня, которые я был не готов вкладывать.

Как-то пытался среди соотечественников продвигать продукцию лейбла или ограничивался только западной аудиторией?

Один из первых конкурсов ремиксов на PROMODJ был как раз от MediaDrive.

Как диджей, ты сам играешь релизы своего лейбла?

Конечно. У меня есть микс, который состоит исключительно из релизов лейбла. И этот микс по уровню материала не ниже остальных, составленных из треков западных команд и музыкантов.

Когда формируешь сингл для выпуска, на кого из ремиксеров ты ориентируешься в первую очередь — на западных музыкантов или все-таки отдаешь предпочтение отечественным?

Конечно, стараюсь давать возможность реализовываться, в первую очередь, нашим. С западными артистами тоже сотрудничаем, потому так это способствует продажам в тех странах, откуда эти артисты. Но MediaDrive — это российский лейбл, поэтому подавляющее количество релизов — это российская электронная музыка.

MediaDrive для тебя, как для владельца — это творческая реализация или бизнес-проект?

Это собственная творческая реализация. Сейчас дефицита лейблов не наблюдается, каждый начинающий музыкант пытается обзавестись своим собственным, некоторые открываются под определенные магазины, где-то издается музыка с неочищенными правами — в общем, кто во что горазд. MediaDrive по такому пути не идет, у лейбла есть устойчивая концепция деятельности — развитие и продвижение российской музыки.

Кстати, по поводу прав. На recordings.ru находили релизы твоего лейбла с треками, права на которые, если бы были очищены, стоили бы не одну тысячу долларов. Как они там оказывались?

Был создан подлейбл MediaDrive Exclusive, выпускающий музыку в рамках портала в ознакомительных целях — выпускались бутлеги, и в описании лейбла это было четко прописано, что здесь представлено то, что никогда не будет выпущено официально.

Но при этом эти релизы продавались. Ты не боялся, что правообладатели предъявят претензии?

Прежде чем пойти на это, была изучена законодательная база, мы не были первооткрывателями — до Медиадрайва Recordings уже проводил такую практику. Можно назвать это форумом с платным доступом для прослушивания треков невысокого качества и их дальнейшей покупки. Пару раз все же мы получали претензии от правообладателей.

И какие были ваши дальнейшие действия, после получения претензий?

Существует два варианта. Первый — передать наш материал с частью, принадлежащей правообладателям, и удалить его с портала. Второй же — оставляем его, оговаривая сумму отчислений. В итоге мы договорились взаимовыгодно со всеми.

Если смотреть с экономической точки зрения, MediaDrive — сейчас прибыльная компания, или пока больше расходов, чем доходов?

На старте, даже при том что материал был сыроват, было намного интереснее, чем сейчас. На сегодняшний день для создания сингла нужен вокал, аранжировка, несколько ремиксов, мастеринг, обложка — это тысячи евро, которые не окупаются. В лучшем случае, сингл попадет в Top 100 скачиваний магазина. Синглы Медиадрайва побывали и в сотнях, и в десятках, но о какой-то серьезной прибыли говорить не приходится.

Если говорить о конкретных цифрах — какой диапазон вложений в сингл и какую прибыль, в среднем, он приносит?

На лейбле проведена оптимизация: уже не к каждому синглу делается арт, не каждый получает промо-рассылки. Средняя сумма прибыли с продаж до расчета с дистрибьютером варьируется от 15 до 250 евро за сингл. Нужно учитывать и время релиза. Если одновременно выходят релизы серьезных конкурентов или сам лейбл выпускает несколько своих релизов, конкурирующих между собой, прибыли резко снижаются. Вот и получается, что, подписывая один трек, музыкант не всегда может получить свои роялти, потому как мы выплачиваем авторские по контракту с прибыли, начиная от 50 долларов. Это общепринятая мировая практика. Многие же полагают, если трек появился на Битпорте, то все его клиенты сразу же скачают. На практике дело обстоит далеко не так. Если релиз удачный, то мы выходим «в ноль». О прибыли, как таковой, нельзя говорить пока вообще, потому что ежемесячные расходы на содержание компании, юридическое сопровождение, содержание валютных счетов в банке, кодов EAN/UPC, ISRC — все это остается высокорасходным мероприятием.

Ты почувствовал на себе повышение интереса к тебе, как к диджею, с момента появления лейбла?

Скорее наоборот. Доверие лейблу оказывалось за счет того, что я позиционировал, что именно я им занимаюсь, и ассоциировал свое имя с лейблом. Промоутеры, в качестве дополнительной информации обо мне, использовали название лейбла, и то в ключе моего дополнительного музыкального проекта. Сейчас стараюсь разделять: Рома Пафос — это Рома Пафос, лейбл — это лейбл. В этой связи мои треки выходили и на других лейблах, не только на собственном.

По опыту сотрудничества с другими лейблами, пытаешься что-то перенять у коллег для использования у себя?

Конечно, опыт других компаний, особенно крупных и успешных в коммерческом плане, всегда полезен. Изначально мы не стали применять систему узкой сегментации — не ограничились одним направлением музыки. Когда появилось чувство, что основного лейбла не хватает, появились подлейблы — в этом направлении как раз и идет развитие. В частности, сегмент воспроизведения музыки в общественных местах. Россия идет по мировому пути, и теперь все общественные заведения обязаны делать лицензионные отчисления за воспроизведение музыки.

Но за публичное воспроизведение заведения отчисляют организациям по коллективному управлению правами, в частности, РАО, а не напрямую правообладателям.

Мы нашли законодательно незапрещенное решение, которое позволяет договариваться музыканту через лейбл напрямую с заведением.

Но при этом, то же РАО приходит и говорит: «А нас не волнует, что у вас договор с автором — все равно вы должны отчислять нам». Там условия такие, что заведения платят ежемесячно определенную сумму, и за эту сумму они имеют право воспроизводить все, что угодно. Какой смысл заведениям подписывать договор с автором напрямую? Попробуйте в таких условиях, когда за какую-то сумму в пользу РАО можно воспроизводить все, что угодно, прийти и сказать, чтобы вам отчисляли за вашу музыку — это заведомо невыгодные условия, в которые поставлены правообладатели.

Возможно, что РАО и имеет ввиду неправомочность лейблов собирать деньги за публичное воспроизведение произведений своих авторов, но мы стараемся исключить РАО из этого процесса. Если артист не состоит в авторском обществе, в международной практике, в том числе уже и в российском законодательстве, существует право отказа автора от сбора вознаграждения в его пользу авторскими обществами. Я говорю об известных копирайт-моделях Creative Commons. Он может самостоятельно за единовременную плату передать право на публичное воспроизведение заведению. И РАО не имеет права требовать вознаграждение за эти треки. Мы стараемся договариваться с заведениями так, чтобы сумма отчислений была, насколько это возможно, меньше лицензии, покупаемой у РАО, которая рассчитывается в зависимости от количества посетителей и площади помещения. На сегодняшний день у лейбла уже заключен подобный договор с крупной сетью общественных заведений. Опять-таки помогло знание мировых реалий в подобных спорах.

У тебя есть какая-то личная оценка ситуации на российском цифровом рекорд-рынке? Мы знаем, что лейблов много, движуха большая, но толку от нее немного.

У каждого музыканта своя дорога: один пишет под определенные форматы лейблов, чтобы продаваться, скажем, на западном ранке; другой пишет так, как считает нужным; третий — чтобы выпуститься на своем лейбле и так далее. Объективно понятны любые мотивы и причины. Однако мое мнение категорично: российские музыканты не должны забывать российские лейблы. В России есть потенциал. Нужно иметь храбрость, чтобы это признать, а также трудолюбие, чтобы претворять в жизнь самые смелые идеи.

Как думаешь, чего не хватает для того, чтобы лучше себя проявлять нашим музыкантам, нашим лейблам?

В России в музыкальную индустрию пока еще не пришли серьезные вложения, Как, например, они пришли в российский спорт. А ведь музыка могла бы стать такой же неотъемлемой составляющей молодежной политики, проводимой нашим государством. В противовес проявлениям расизма, нео-нацизма, фактов социального эскапизма могло бы стать серьезное вовлечение молодого поколения в музыкальную сферу. Только для этого необходимо, чтобы эта сфера стала привлекательной, а именно признавалась на мировом уровне, следовательно — приносила ощутимые дивиденды. На мировой арене российским лейблам громко заявить о себе возможно только с помощью крупных вливаний.

Но наши диджеи и музыканты активно поддерживают стереотип о том, что якобы творчество, в том числе издание музыки, если говорить о цифровых лейблах, не требует вложений — на этом можно только зарабатывать. Если сами участники рынка поддерживают такую точку зрения, то откуда же возьмутся инвестиции, например, тех, кто хотел бы войти с ними в индустрию? Как объяснить людям, что, не вложив, ничего невозможно заработать?

Если музыкант к своему имени хочет прибавить строчку «владелец лейбла», для него достаточно создать свой лейбл, но не регистрировать юридическую компанию, не получать коды и не связываться с магазинами, отдавать материал лейбла на дистрибьюцию, делать полиграфию и мастеринг самостоятельно. И тогда, действительно, получается, что вложений нет. Только и результат в этом случае будет ровно таким же — нулевым. Если продукт нужно донести до максимального количества слушателей — нужны дотации. При сегодняшнем потоке музыки до слушателя пробиться очень сложно, единственный выход — мощный промо. Поворотным моментом в развитии российской электронной музыки могло бы стать возникновение меценатов. А дальше уже, по законам экономики, происходят слияния и поглощения, успешный малый лейбл может быть приобретен более крупным, возможно, даже крупным игроком неэлектронного формата. На сегодняшний день EMI, Universal уже обращают внимание на электронную музыку в России, на диджеев — и это хорошая тенденция.

Есть вопрос длительного противостояния коммерческих артистов и андеграундных. На твой взгляд, что мешает андеграундным стать такими же успешными на рынке, как их коммерческие коллеги, если, по сути, и те, и другие стремятся к одинаковым целям — быть востребованными? Я, например, считаю, что для этого есть все инструменты и возможности, которыми андеграундные артисты, просто в силу своей природы, не хотят пользоваться.

Непонятна эта агрессивность — делить-то нечего. Коммерческий формат и является коммерческим, потому как является «продуктом широкого потребления масс». Если у публики будет более востребован любой неформатный материал, он сразу же, в свою очередь, станет коммерческим. Другой вопрос, что в условиях клубного бизнеса нельзя искусственно ограничивать развитие андеграундных направлений и оставлять их на периферии музыкального мира. Хотя и в таких непростых условиях сегодня появляются заметные локомотивы российского андеграунда, способные изменить подобное отношение.

Как, например, кто?

Denis A. Это первый реальный шаг по популяризации андеграунда, в том числе и не без меценатского отношения к любимой музыке. В мире подобных примеров достаточно. Серьезные персоналии являются владельцами пакетов акций крупных медиа-активов, что облегчает продвижение их собственных музыкальных продуктов. Или, например, во Франции при поддержке государства существует ассоциация лейблов. Если какой-то артист хочет работать с французскими лейблами или музыкантами, помимо уплаты госпошлины необходимо согласование этой ассоциации. Так что инструменты поддержки музыкальной индустрии уже существуют, осталось воплотить лучшие из них.

Хотелось бы узнать мнение по вопросу, который все чаще поднимается среди молодого поколения диджеев и музыкантов — в адрес старших коллег, которые не пишут и не продюсируют музыку, не открывают лейблы, не помогают продвижению молодых, а только ездят по гастролям и зарабатывают деньги за счет имени. Как ты видишь данную ситуацию?

Нельзя клеймить диджеев более старшего поколения за «попадание в струю» и отсутствие собственного творчества. В современных реалиях, подобная история краткосрочна. Если просто играть, не «якориться», то любое имя будет изнашиваться и исчезать за счет появления более молодых и активных диджеев. Хотя и здесь не обходится без «подводных камней» — кто-то из старшего поколения спокойно зарабатывает, гастролируя, иные же настойчиво противодействуют появлению на клубной сцене талантливых и перспективных артистов молодого поколения. И вот это уже нонсенс.

А в связи с этим, насколько у нас честная конкуренция в клубной индустрии?

Честная конкуренция — это утопия, конкуренция должна быть здоровой. На мировом уровне основные направления также определяют крупные холдинги, за которыми стоят элитарные группировки. В наших реалиях те же условия игры — либо договариваются и сотрудничают, либо конфликтуют и ведут коммерческие войны.

А ты согласен с мнением, которое также довольно распространено среди диджеев, что добиться успеха в нашей индустрии можно только имея поддержку какого-то опытного и известного диджея?

Не совсем. Можно идти разными путями: творчески развиваться и с помощью достигнутых результатов найти успех у аудитории; просто купить заведомо успешный продукт; или воспользоваться поддержкой публичных персоналий, обладающими «магией воздействия» на аудиторию посредством СМИ.

Но наши известные диджеи имеют к СМИ такое же отношение, как и те, кого они потенциально могут продвигать в них — они не являются ни владельцами, ни занимают в них какие-то административные должности, в отличие от тех же западных коллег.

Пример такого СМИ — радио «Мегаполис», генеральным директором которого является диджей, а команда сотрудников сформирована из профессиональных и заинтересованных людей. В этом направлении как раз заметны положительные тенденции. Есть другой более настораживающий аспект. Реалии российского шоу-бизнеса начинают вторгаться в клубную индустрию, я говорю о почти невозможном вхождении на «вершину» клубной сцены, если ты не принадлежишь «семье», «клану». В Германии тоже, например, хороший диджей не должен быть молодым — там «отцы» долго старались не пускать молодежь до тех пор, пока уже сами не сходили с дистанции. Однако все должно быть в разумных пределах.

А тебе не кажется, что это в некоторой степени тормозит развитие, не происходит ротации имен, поколений, идей, нет взаимозаменяемости, которая должна отражать обновление?

Да, так и получается, что молодые музыканты, из-за того что старая каста их не принимает, вынуждены обращаться за идеями и опытом к западным коллегам, повторять их звучание и их игру. Если бы российские клубные «титаны» поднимали, продвигали и наставляли бы молодое поколение, многие бы вопросы по развитию этой сферы решались бы сами собой.

И, по традиции, хочу узнать твои мысли о PROMODJ, одним из первых пользователей которого ты являешься.

Я с PROMODJ, можно сказать, с самых его истоков. Сразу активно работал с командой портала, постоянно высказывал мнение относительно улучшения работы, старался внести вклад в развитие профессионального ресурса. То что портал стал более заметным на международной арене, определенным образом придает положительный импульс российским музыкантам. На фоне снижения популярности MySpace у PROMODJ есть все шансы занять нишу главного специализированного музыкального портала на пространстве России и СНГ. В связи с тем, что телевизионные компании не особенно приветствуют российскую электронную музыку, альтернативным решением для нее скоро станет музыкальное интернет-телевидение. И вот тогда, возможно, о PROMODJ можно будет говорить как о полноценном музыкальном ресурсе уже с собственным телевизионным интернет-вещанием.



Источник: http://promodj.ru/interview/542885.html
Категория: Интервью | Добавил: perec (14.03.2011) | Автор: Алина Секвенция W
Просмотров: 676 | Комментарии: 2 | Теги: PROMODJ, Алина Секвенция, MediaDrive, Roma Pafos, Интервью | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 1
1  
Интересно рассказывает! Секвенция грамотный журналист.

Имя *:
Email *:
Код *:
Меню сайта
Реклама
Форма входа
Категории раздела
Интервью [4]
Интервью с диждеями, музыкантами, промоутерами.
Статьи [2]
Статьи рассказывают нам о чем-то музыкальном и клубном.
Andy Warhol Art of the day
44100.com
Dj.ru
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0